Судебная практика

 

В соответствии с Федеральным законом от 26.07.2006 № 152-ФЗ "О персональных данных" в целях реализации конституционных прав человека, в том числе прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, запрещаются действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц.

С постановлениями по конкретным медицинским делам медицинского адвоката можно ознакомиться на консультации в офисе.

 

Примеры некоторых решений судов со ссылками на раздел "Судебные акты"

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения города Москвы "Городская клиническая больница им. В.В. Вересаева ДЗ г. Москвы" (родоразрешение)

 

Останкинский районный суд города Москвы

Стоматология "Все свои!" (стоматология)

 

Тверской районный суд города Москвы

ОСАО "Ингосстрах" (споры со страховыми компаниями)

 

Перовский районный суд города Москвы

ООО "Омега" (стоматология)

 

Тверской районный суд города Москвы

ООО "Кларимед" (стоматология)

 

Чертановский районный суд города Москвы

Государственного бюджетного учреждения Здравоохранения города Москвы "Родильный дом N 32" Департамента Здравоохранения города Москвы (гинекология)

 

Басманный районный суд города Москвы

Возмещение ущерба от ДТП

 

Московский областной суд

ООО НПО ИРВИК (источник повышенной опасности)

 

Перовский районный суд города Москвы

Муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения "Мытищинская городская клиническая больница"

(неоказание помощи)

 

Московский областной суд

ООО "МЦДИ" (стоматология)

 

Савеловский районный суд города Москвы

 

 

ООО «Клиника Коллегии Стоматологов» (стоматология)

 

Савеловский районный суд города Москвы

Федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-исследовательский институт урологии» Министерства здравоохранения Российской Федерации (урология)

 

Московский городской суд

 

Федеральное казенное учреждение здравоохранения "Медико-санитарная часть Министерства Внутренних дел РФ по г. Москве" (хирургия)

 

Бутырский районный суд города Москвы

 

ООО "КБ ЦЕНТРОСОЮЗА" (флебология)

 

Мещанский районный суд города Москвы

 

ФГБ научное учреждение "Медико-генетический научный центр" (врачебная тайна)

 

Люблинский районный суд города Москвы

ООО МК «Семейный доктор» (гинекология)

 

Чертановский районный суд города Москвы

 

 

ООО "Экстрагорстрой" (гинекология)

 

Замоскворецкий районный суд города Москвы

ГБУ Здаровоохранения г.Москвы "ГКБ им. А.К. Ерамишанцева" (родоразрешение) 

Кунцевский районный суд города Москвы

 

ООО "Сеть Семейных Медицинских Центров" (сопровождение беременности)

 Нагатинский районный суд города Москвы

 

ООО "Клиника "Синай" (урология)

 Измайловский районный суд города Москвы

 Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Нижегородской области «Городская клиническая больница №40 Автозаводского района г. Нижнего Новгорода»

 Автозаводский районный суд г. Нижнего Новгорода

 ООО "Центр пластической хирургии"(п "в", ч. 2 ст. 238 УК РФ)

 Челябинский областной суд

 ООО "Александрия" (ч. 2 ст. 109 УК РФ)

 Советский районный суд города Нижнего Новгорода

 

1. Между стоматологической клиникой и жительницей г. Москвы был заключен договор на оказание стоматологических услуг по протезированию.
Стоимость медицинской услуги была оплачена полностью, что подтверждалось квитанциями к приходным кассовым ордерам.
Результаты оказанной медицинской услуги пациента не удовлетворили в полном объеме.
В процессе удаления зубов врачом допускалось грубые нарушения гигиены, что привело, к частому воспалению десен. Вследствие каждого удаления возникал воспалительный процесс, сопровождающийся нестерпимой болью.
На одном из посещений врач заявил, что один зуб будет мешать и его необходимо также поместить под коронку, что повлекло увеличение стоимости предоставляемых услуг.
В ходе лечения были изготовлены два съемных протеза, которые необходимо было носить для привыкания и коррекции. Нижний протез оказался полностью непригодным для использования, так как при его надевании возникала резкая боль, а также сильно перекашивалось лицо.
Совместно с протезом это повлекло увеличение нагрузки на зуб, вследствие чего возникла «подвижность зуба III степени, гиперемия и отечность маргинальной, отек по переходной складке».
Адвокат по медицинским вопросам подал иск в Тверской районный суд г. Москвы. Ответчик избрал тактику неявки на судебные заседания. Суд вынес решение без назначения судебно-медицинской экспертизы и удовлетворил заявленные требования в полном объеме и, кроме того, взыскал с клиники штраф в доход государства за отказ в добровольном порядке удовлетворить законные требования потребителя.

2. Женщина обратилась в женскую консультацию по гинекологии при родильном доме. Согласно истории болезни у Истицы обнаружена миома матки и полип эндометрия. В ходе операции произошла перфорация матки Истицы – гистерскоп вышел через матку. Истец в экстренном порядке была доставлена в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского. В экстренном порядке была проведена операция по экстирпации матки без придатков.
Неквалифицированные действия врача ответчика стали причиной потери жизненно важного органа и резкого ухудшения здоровья истца. На протяжении длительного времени Истица испытывает глубокие нравственные и физические страдания. В настоящее женщина не может иметь детей.
Наличие причинной связи между действиями ответчика и ухудшением здоровья истицы подтверждалось консультативным заключением судебно-медицинской экспертизы.
Басманный районный суд вынес решение в пользу женщины, однако достойную компенсацию морального вреда удалось получить только в Московском городском суде. В Мосгорсуде с помощью адвоката по медицинским вопросам с женской консультации в качестве возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, взыскана значительная сумма морального вреда, причиненного повреждением здоровья, а также расходы на оплату услуг представителя.

3. Москвичка воспользовалась услугами частной медицинской клиники по поводу гинекологической операции - вакуумного аборта.
Услуги данной организации были оказаны с грубейшими нарушениями стандартов медицинской помощи и законодательства об охране здоровья граждан и привели к необходимости повторной операции, причинению вреда здоровью.
После проведенной операции пациентка почувствовала себя плохо, начались боли и кровянистые выделения. Начала обращаться к специалистам исполнителя с жалобами, на что врачи рекомендовали принимать препарат «Дюфастон» и больше никаких мер не предпринимать.
Но боли усиливались, в связи с чем она была вынуждена обратиться в городскую больницу для прохождения УЗИ, где были констатированы остатки плодного яйца после плохо проведенной операции и назначено выскабливание.
В результате нахождения в больнице женщины, была потеряна трудоспособность на два дня.
Все это явилось следствием некачественных услуг и отказа в своевременной медицинской помощи.
Пациентка обратилась к адвокату по медицинским спорам.
Направленная медицинским адвокатом юридически грамотная претензия, а также привлечение СМИ, заставило главного врача клиники выплатить все затраченные денежные средства, компенсировать расходы на повторную операцию и уплатить сумму компенсации морального вреда значительного размера.

4. К медицинскому адвокату обратился пациент, проходивший лечение в Медицинском центре Ихилов - Tel Aviv Sourasky MC (государство Израиль).
Согласно заключенному договору, клиника обязалась оказать платные медицинские услуги по удалению протеза и имплантации нового протеза.
Медицинская программа к Договору включала:
1. рутинную предоперационную подготовку (анализы, консультации и др.);
2. хирургическое вмешательство по удалению протеза, послеоперационное наблюдение;
3. трансферт аэропорт-гостиница (в обе стороны).
Стоимость данной медицинской услуги была оплачена полностью, однако, операция проведена не до конца - часть протеза осталась внутри организма.
Пациент обратился за помощью к медицинскому адвокату (адвокату по медицинским делам). Адвокат разъяснил действующие нормы законодательства о медицинских правах больного в государстве Израиль. Проведена процедура медиации – досудебного урегулирования спора.
В соответствии с Законом о правах больного государства Израиль, принятом на общем заседании Кнессета 1 мая 1996 года больной имеет право получить приемлемую медицинскую помощь, как с точки зрения профессионального уровня, так и с точки зрения человеческого отношения.
Больной имеет право получить информацию, касающуюся имени и должности каждого человека, предоставляющего ему медицинскую помощь (врача, медицинской сестры, техника и т.д.).
Кроме того, больной имеет право на получение от лечащего врача или медицинского учреждения информации из имеющих к нему отношение медицинских документов, включая копию этих документов.
Были запрошены копии медицинских документов, а также на основе полученных данных в России проведено письменное заключение специалиста-медика.
Данное заключение совместно с претензией были направлены в израильскую клинику.
В ответ получены извинения и перечислена сумма, затраченная на лечение со значительной компенсацией морального вреда, на счет пациента в России.

5. С Manor Medical Group (медицинской клиникой государства Израиль) и пациентом был заключен Договор на оказание платной медицинской услуги по оперативному лечению межпозвоночной грыжи.
Медицинская программа к Договору включала:
1. рутинную предоперационную подготовку (ЭКГ, анализы крови, рентген легких, консультацию спинального анестезиолога);
2. операцию дискэктомии с установкой одного фиксатора (статистического или динамического) на поясничный отдел позвоночника (сегмент L4-L5), включая 5 дней госпитализации в двухместной палате отделения ортопедии больницы «Ассута» Тель Авив, стоимость фиксатора, услуг спинального анестезиолога, нейрофизиологический мониторинг и томографическое наведение операции, послеоперационное наблюдение;
3. трансферт аэропорт-гостиница (в обе стороны).
Стоимость данной медицинской услуги была оплачена полностью. Клиникой была оказана медицинская услуга.
Все рекомендации, которые были обозначены в послеоперационный период, неукоснительно пациентом соблюдались, однако, вскоре его самочувствие ухудшилось. Пациент начал испытывать ноющую боль в области поясницы. Появились болезненные ощущения в грудном и шейном отделе (напряжение и повышенный тонус мышц, затрудненное дыхание и покалывание под левой лопаткой), а также поясничные боли по аналогии с дооперационным периодом времени, но менее интенсивные.
Мужчина вынужден был обратиться за помощью к адвокату по медицинским делам.
На основании адвокатского запроса медицинского адвоката, доктором ФГУ «Лечебно-реабилитационный центр» Минздравсоцразвития России, после магнитно-резонансной томографии пояснично-крестцового отдела позвоночника, сделано письменное заключение.
Совместно с претензией, заключение, переведенное на иврит, направлено в израильскую клинику лечащему врачу. Медицинская организация предложила исправить ошибку. Пациенту проведена успешная повторная операция и выплачена значительная компенсация за некачественно проведенную первую операцию.

Определение № 33-597/2010

Для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего: наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между первым и вторым элементами; вину причинителя вреда.

К. обратилась в суд с иском к М. о возмещении имущественного вреда, причиненного повреждением здоровья, и компенсации морального вреда,  мотивируя требования тем, что во время катания на горных лыжах на базе отдыха «Хутор-Экстрим» в районе г. Минусинска по вине ответчика произошло столкновение сторон на лыжной трассе, в результате которого К. причинены телесные повреждения. В связи с  повреждением здоровья истица проходила лечение в больнице, ей была сделана операция. Добровольно возместить расходы на приобретение медицинских изделий ответчик отказался. Также К. указывала на то, что в результате действий М. ей были причинены физические и нравственные страдания.

Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Как видно из материалов дела, истица К. обратилась в суд с требованием о возмещении вреда, ссылаясь на то, что во время катания на горных лыжах на базе отдыха «Хутор-Экстрим» в районе г. Минусинска по вине ответчика М. произошло столкновение истицы с ответчиком на лыжной трассе, в результате которого ей причинены телесные повреждения.

С целью устранения последствий травмы К. проведена операция. Для проведения операции была использована пластина, приобретенная истицей, что подтверждается договором розничной купли-продажи медицинских изделий, товарным и кассовым чеком.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск, исходил из того, что вред причинен истице ответчиком, вина которого состояла в том, что он не предпринял мер к предотвращению столкновения с истицей, поскольку его вина презюмируется.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее. 

В силу ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно ст.1064 Гражданского кодекса РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего: наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между первым и вторым элементами; вину причинителя вреда.

Принимая во внимание положения названных норм материального права, и, учитывая конкретные обстоятельства по делу, судебная коллегия пришла к выводу, что  исковые требования К. удовлетворению не подлежат, поскольку отсутствует вся совокупность оснований для привлечения М. к ответственности за причинение вреда истице.

 В обоснование требований истица указала, что ответчик допустил противозаконное бездействие, выразившееся в непринятии мер по недопущению столкновения с ней, однако имел возможность это сделать, поскольку находился выше нее по склону и двигался в прямом направлении.

Под противоправным бездействием понимается невыполнение ответчиком возложенных на него законом обязанностей.

Между тем, истицей не представлено доказательств нарушения ответчиком  общеобязательных правил поведения, установленных для лиц, катающихся на горных лыжах.

Выводы суда о презумпции вины ответчика не основаны на нормах материального права, приведенных выше, поскольку ответственность за причиненный вред подлежит возмещению лицом, виновным в его причинении.

Вместе с тем, доказательств, подтверждающих вину ответчика в столкновении с истицей, повлекшем причинение имущественного и морального вреда, суду не представлено. При таких обстоятельствах, суд необоснованно возложил обязанность по их возмещению на ответчика.

 Определение № 33-1485/2009

В соответствии с п. 3 ст. 32 Закона РФ  «Об образовании» образовательное учреждение несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса.

П., действующая в интересах своего несовершеннолетнего сына П, обратилась в суд с иском к муниципальному образовательному учреждению для детей дошкольного и младшего школьного возраста начальная школа - детский сад «Эврика» о возмещении имущественного вреда и взыскании компенсации морального вреда, исковые требования мотивируя тем, что ее сын, учащийся 1 «Б» класса МОУ «Эврика»,  во время нахождения  в школе  упал с лестницы, ударился головой, в результате чего получил сотрясение головного мозга. Ее сына толкнул другой ученик - К. Ни классным руководителем, ни руководством школы о случившемся ей сообщено не было. К медицинскому работнику школы ребенка не направляли. В связи с травмой ребенок проходил лечение, в настоящее время наблюдается у невролога, в связи с ухудшением зрения - у окулиста. До настоящего времени испытывает последствия травмы. Просила взыскать с МОУ «Эврика» возмещение вреда, в том числе расходы на лечение, компенсацию морального вреда.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Судебная коллегия отменила данное решение, указав следующее.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора.

В соответствии с п. 3 ст. 32 Закона РФ  «Об образовании» образовательное учреждение несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что во время нахождения в школе учащийся  1 класса МОУ «Эврика» П. упал с лестницы, ударился головой и получил травму.

Обстоятельства причинения вреда здоровью ребенка, во время нахождения его в МОУ «Эврика», при рассмотрении дела установлены с достоверностью, ответчиками не опровергнуты, подтверждены имеющимися доказательствами. Судом допрошены многочисленные свидетели, исследованы письменные доказательства.

В ходе лечения П. установлен диагноз: сотрясение головного мозга, при выписке ребенка из стационара рекомендовано наблюдение у невролога, педиатра в поликлинике.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что причинение вреда здоровью П. произошло до 08-00 часов, то есть до начала учебного процесса, травма причинена ребенку в то время, когда он не находился под надзором образовательного учреждения, в связи с чем ответственность за вред не может быть возложена на образовательное учреждение.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, поскольку то обстоятельство, что вред здоровью ребенка причинен в промежутке времени с 07 часов 50 минут до 08 часов 00 минут само по себе не может служить основанием для освобождения  образовательного учреждения от ответственности за причиненный вред. При разрешении дела суд не учел, что нахождение ребенка в образовательном учреждении, прибывшего утром в учебный день заблаговременно и готовящегося к началу уроков, непосредственно связано с образовательным процессом. Инцидент произошел в то время, когда дети находились в образовательном учреждении, то есть в то время, когда оно обязано осуществлять за малолетними надлежащий надзор.

Юридически значимым для данного дела обстоятельством является определение лица, ответственного за причинение вреда сыну истицы.

Поскольку вред ребенку причинен во время нахождения его в школе, то в силу вышеприведенных норм права надлежащим ответчиком является МОУ «Эврика», в связи с чем вывод суда об отказе в удовлетворении иска к К. и К. судебная коллегия нашла правильным. Однако то, что при этом суд исходил из недоказанности виновного поведения малолетнего К., является ошибочным, данный вывод был исключен из мотивировочной части решения, поскольку действия малолетних детей лишены юридического значения, за них отвечает образовательное учреждение, обязанное обеспечить безопасные условия пребывания в нем детей. Следовательно, нельзя признавать вину несовершеннолетних, не достигших возраста 14 лет, в причинении вреда ни другим лицам, ни себе самим.

Таким образом, вопрос об ответственности родителей несовершеннолетнего К. может быть поставлен только в том случае, если образовательное учреждение докажет, что вред возник не по его вине и будет освобождено от ответственности за вред, причиненный малолетними учениками.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Факт причинения морального вреда ребенку в связи с получением им травмы является очевидным, в связи с чем его компенсация подлежит взысканию с ответчика.

Согласно ст. 1087 ГК РФ в случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего) и не имеющего заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить расходы, вызванные повреждением здоровья.

 Определение № 33-1308/2009

Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме.

А.  обратилась в суд с иском  к  индивидуальному предпринимателю З. о возмещении имущественного  вреда, компенсации морального вреда, мотивируя исковые  требования тем, что ей были предоставлены услуги  такси «Рубин», принадлежащему З. Выходя из автомобиля, под управлением  Б., состоящим в трудовых отношениях с ответчиком, она зацепилась ногой за лежащий на полу ремень безопасности переднего сиденья, в результате чего упала и получила травму правой ноги. Травма была  получена ею из-за неисправности ремня безопасности вследствие несоблюдения водителем требований по эксплуатации транспортного средства. На автомобиле скорой помощи она была транспортирована в больницу, где находилась на стационарном лечении. В настоящее время получает амбулаторное лечение, испытывает постоянные боли в ноге, нуждается  в лекарственном обеспечении, массаже. Просила взыскать расходы, связанные с приобретением лекарственных   средств,  изделий медицинского назначения, проведением лечебных процедур, приобретением новой обуви, а также компенсацию морального вреда, поскольку ответчик  в добровольном  порядке  отказался их возместить.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично.

Судебная коллегия, рассматривая кассационную жалобу, указала следующее. 

Закон РФ «О защите прав потребителей» регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

На применение законодательства о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании транспортных услуг, указывается и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей».

Согласно п. 1 ст. 7 Закона потребитель имеет право на то, чтобы товар (работа, услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации был безопасен для жизни, здоровья потребителя, окружающей среды, а также не причинял вред имуществу потребителя.

Ст. ст. 13,14  Закона предусмотрено, что за нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) несет ответственность, предусмотренную законом или договором. Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме. Изготовитель (исполнитель) несет ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств, необходимых для производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), независимо от того, позволял уровень научных и технических знаний выявить их особые свойства или нет.

Как следует из ст. 15 Закона,  моральный вред, причиненный потребителю вследствие  нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Судом установлено и подтверждено материалами дела, что А., пользуясь услугами такси «Рубин» индивидуального предпринимателя З., при выходе из автомобиля упала, зацепившись ногой  за ремень безопасности,  лежащий на коврике   за  передним сиденьем, в результате чего получила травму, находилась на стационарном лечении с полученной травмой.

В обоснование своих требований истец ссылалась на то, вред причинен ее здоровью вследствие неисправности ремня безопасности автомобиля, тогда как водитель обязан был соблюдать пункт 7.10 приложения к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных  постановлением Правительства РФ, которым предусмотрено, что неработоспособность ремней безопасности является неисправностью, при наличии которой эксплуатация транспортного средства запрещается.

Проанализировав показания свидетеля, пояснения истца, суд признал установленным, что ремень безопасности автомобиля был неисправным.                

Судебная коллегия согласилась с данным выводом суда первой инстанции, поскольку ответчиком обратное не доказано, показания свидетеля и пояснения истца не опровергнуты, тогда как в силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Кроме того, бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности, по спорам о защите прав потребителей по общему правилу возложено на исполнителя услуги.

Доводы ответчика о том, что  представленным им заключением автоэксперта от 06.06.2009 г. подтверждается исправность ремня безопасности, судом первой инстанции проверен.

Ст. 67 ГПК РФ предусмотрено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В силу ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст.67 настоящего Кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

Суд,  исследовав доказательство, правильно отметил, что представленное заключение автоэксперта об отсутствии неисправности ремня безопасности автомобиля не может иметь  отношения к настоящему делу, поскольку в нем описано состояние ремня безопасности на 06.06.2009 г., тогда как травму истец получила 19.11.2008 г.

При таких обстоятельствах суд, исходя из вышеприведенных норма права, обоснованно удовлетворил  исковые требования о возмещении вреда и компенсации морального вреда.

 Определение № 33-1747/2009

 Обязанность возместить вред, причиненный работнику при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции других соответствующих обязанностей, в порядке гл. 59 ГК РФ может быть возложена на работодателя, в том случае, если он является причинителем вреда.

Б. обратился в суд с иском к Управлению вневедомственной охраны при Министерстве внутренних дел РХ об индексации суммы возмещения вреда здоровью,  компенсации морального вреда, требования мотивировал тем, что при исполнении обязанностей службы в МВД РХ от стал участником дорожно-транспортного происшествия, в результате которого получил травму, повлекшую признание его инвалидом 2 группы,  и установление ему 80% утраты профессиональной трудоспособности. Приказом Министра внутренних дел ему была назначена денежная компенсация в возмещение вреда здоровью на период инвалидности. С 01 августа 2001 года по 31 декабря 2002 года ответчик производил выплаты возмещения вреда, в последующем выплаты прекратились. Решением Абаканского городского суда от 26 июня 2006 года с Управления  вневедомственной охраны МВД РХ взыскано в его пользу возмещение вреда здоровью ежемесячно. Данное решение было исполнено, после чего выплаты вновь были прекращены. Просил взыскать сумму возмещения вреда с индексацией с 01 августа 2006 года по 01 февраля 2009 год и компенсацию морального вреда.

В судебном заседании истец Б. и его представитель Д. уточнили исковые требования, просили взыскать с ответчика за период с 2000 года  по 2009 год  единовременно возмещение вреда здоровью, исходя из суммы, определенной решением суда от 26 июня 2006 года, и с учетом индекса потребительских цен на товары и платные услуги населению по Республике Хакасия в указанный период.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, указав следующее.

Согласно ч.3, 4 ст. 29 Закона Российской Федерации «О милиции» при получении сотрудником милиции в связи с осуществлением служебной деятельности телесных повреждений, исключающих для него возможность дальнейшего прохождения службы, ему выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания из средств соответствующего бюджета с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц.

В случае причинения увечья или иного повреждения здоровья сотруднику милиции в связи с осуществлением им служебной деятельности денежная компенсация в размере, превышающем сумму назначенной пенсии по указанным в настоящей статье основаниям, выплачивается за счет средств соответствующего бюджета либо средств организаций, заключивших с милицией договоры.

В соответствии с п. 21  Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких, утвержденной Приказом МВД РФ, при назначении пенсии по инвалидности, связанной с телесными повреждениями, иным повреждением здоровья, полученными в связи с осуществлением служебной деятельности (при исполнении служебных обязанностей) и ведущими к досрочному увольнению со службы в органах внутренних дел по болезни или ограниченному состоянию здоровья (пункты «ж» и «з» статьи 58 Положения), сотруднику ежемесячно выплачивается сумма в возмещение вреда, причиненного его здоровью.

Решением Абаканского городского суда от 26 июня 2006 года, измененным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия, за Б. было  признано право на возмещение вреда здоровью и взыскано с Отдела вневедомственной охраны при МВД РХ единовременно 284000 руб. 88 коп., (до даты очередного освидетельствования) ежемесячные выплаты в размере 6480 руб. 96 коп.

В ноябре 2006 года Управлением вневедомственной охраны при МВД РХ Б. выплачено в счет возмещения вреда здоровью 284000 руб. 88 коп. и 12961 руб. 92 коп. в счет ежемесячных выплат в возмещение вреда здоровью.

В обоснование требований о возмещении вреда здоровью с индексацией и компенсации морального вреда к Отделу вневедомственной охраны при МВД РХ, Б. ссылался на то, что право на возмещение вреда за ним признано вышеуказанным решением, вступившим в законную силу и имеющим преюдициальное значение.

В соответствии со ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В силу п. 1, 2 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Из смысла вышеприведенных норм следует, что обязанность возместить вред, причиненный работнику при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей, в порядке гл. 59 ГК РФ может быть возложена на работодателя, в том случае, если он является причинителем вреда.

Как видно из материалов дела, Б. в период прохождения службы в Управлении вневедомственной охраны при Министерстве внутренних дел Республики Хакасия во время следования к месту службы в результате дорожно-транспортного происшествия получил телесные повреждения. В связи с получением травмы и установлением инвалидности был уволен из органов внутренних дел.

Судом установлено, что вина ответчика в причинении вреда здоровью истца отсутствует.

Суд пришел к правильному выводу о том, что одним из условий наступления деликтной ответственности является наличие вины причинителя вреда, которая в действиях ответчика по настоящему делу отсутствует, а потому правильно отказал в иске.

Определение № 33-1112/2009

В соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» подлежат возмещению только фактически понесенные расходы.

Б. обратилась в суд с указанным иском, мотивируя тем, что К., управляя автомобилем, допустил на нее наезд. В результате дорожно-транспортного происшествия ей (истице) были причинены телесные повреждения, которые повлекли тяжкий вред здоровью. Приговором Абаканского городского суда К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 264 УК РФ. Гражданская ответственность собственника транспортного средства застрахована в ОАО «Военно-страховая компания», в связи с чем, просит взыскать со страховой компании  сумму утраченного заработка, расходы на лечение зубов, расходы на санаторно-курортное лечение, расходы на оплаты услуг представителя, расходы на оплату удостоверения доверенности представителя.

В судебном заседании представитель истицы Т. уточнила исковые требования, увеличив сумму утраченного заработка, подлежащего взысканию, дополнительно суду пояснила, что лечащим врачом ГУЗ «Отделенческая больница ст.Абакан» истице было рекомендовано санаторно-курортное лечение в специализированных санаториях неврологического профиля. До настоящего времени истица в силу затруднительного материального положения не имеет возможности получить указанное лечение, в связи с чем, полагает, что стоимость путевки в санаторий  подлежит взысканию с ответчика в порядке ст. 1092 ГК РФ.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, указав следующее.

Согласно п. 1 ст. 13 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу, в пределах страховой суммы.

Указанное положение закреплено и в п. 4 ст. 931 Гражданского кодекса  РФ.

В силу п. 1 ст. 12 названного закона, размер страховой выплаты, причитающейся потерпевшему в счет возмещения вреда, причиненного его жизни или здоровью, рассчитывается страховщиком в соответствии с правилами главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации. Потерпевший обязан предоставить страховщику все документы и доказательства, а также сообщить все известные сведения, подтверждающие объем и характер вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего.

В соответствии с п.п.1,2 ст. 1085 Гражданского кодекса РФ, при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья.

В силу п.1 ст. 1086 Гражданского кодекса РФ  размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка (дохода) определяется в процентах к его среднему месячному заработку (доходу) до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности, соответствующих степени утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии профессиональной трудоспособности - степени утраты общей трудоспособности.

В соответствии с п.2 ст. 1092 Гражданского кодекса РФ суммы в возмещение дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085) могут быть присуждены на будущее время в пределах сроков, определяемых на основе заключения медицинской экспертизы, а также при необходимости предварительной оплаты стоимости соответствующих услуг и имущества, в том числе приобретения путевки, оплаты проезда, оплаты специальных транспортных средств.

Согласно п. 49 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных постановлением Правительства РФ №263 от 07.05.2003 г., при причинении вреда здоровью потерпевшего в связи со страховым случаем возмещению подлежат утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь на день причинения ему вреда, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

В силу п.п. «г» п. 56 названных Правил, потерпевший при предъявлении требования о возмещении дополнительно понесенных им расходов, вызванных повреждением здоровья в результате наступления страхового случая (кроме расходов на лечение и приобретение лекарств), представляет выданное в установленном законодательством Российской Федерации порядке медицинское заключение, заключение медико-социальной или судебно-медицинской экспертизы о необходимости дополнительного питания, протезирования, постороннего ухода, санаторно-курортного лечения, специальных транспортных средств, а также  при предъявлении требования о возмещении расходов на санаторно-курортное лечение: выписка из истории болезни, выданная учреждением, в котором осуществлялось санаторно-курортное лечение, копия санаторно-курортной путевки или иной документ, подтверждающий получение санаторно-курортного лечения, заверенный в установленном порядке, документы, подтверждающие оплату путевки на санаторно-курортное лечение.

Как видно из материалов дела, К., управляя автомобилем, в нарушение п.10.1 Правил дорожного движения, не справившись с управлением автомобиля, допустил наезд на истицу, причинив ей телесные повреждения, которые повлекли тяжкий вред здоровью.

Вина К. в дорожно-транспортном происшествии подтверждается приговором Абаканского городского  суда от 21 августа 2007 г.

Гражданская ответственность собственника транспортного средства застрахована в ОАО «Военно-страховая компания».

Разрешая спор, суд первой инстанции удовлетворил исковые требования Б.  о  взыскании утраченного заработка и судебных расходов. Решение в указанной части не обжаловалось, в связи с чем, его законность судебной коллегией не проверялась.

В обоснование требований о взыскании стоимости санаторно-курортного лечения истица сослалась на заключение судебно-медицинской экспертизы, подтвердившей ее нуждаемость в санаторно-курортном лечении в специализированных санаториях неврологического профиля, предоставила справку, выданную ООО «Санаторно-курортное объединение «Сибирские курорты»». 

Отказывая в удовлетворении иска о взыскании в ее пользу на будущее время суммы в возмещение дополнительных расходов на приобретение санаторно-курортной путевки, суд обоснованно исходил из того, что в силу положений п. 2 ст.1092 Гражданского кодекса РФ,  п. 56 Постановления Правительства РФ от 07 мая 2003 года № 263 «Об утверждении Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств», требования истицы не подлежат удовлетворению за счет страховой компании, поскольку в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» подлежат возмещению только фактически понесенные расходы. В связи с этим, субъектом гражданской ответственности по возмещению расходов на будущее время ответчик ОАО «Военно-страховая компания» не является.  Кроме того, указанными выше Правилами установлен ограниченный объем ответственности страховых компаний при предъявлении требований о возмещении дополнительно понесенных потерпевшим расходов. При этом ответственность страховой компании наступает в случае документального подтверждения фактической оплаты потерпевшим стоимости дополнительно понесенных расходов.

Определение № 33-1189/2009

Отсутствие одного из условий, необходимых для наступления деликтной ответственности в виде возмещения вреда, является основанием для отказа в удовлетворении требований.

Д. обратился в суд с иском к А. о возмещении вреда, взыскании утраченного заработка и компенсации морального вреда. Требования мотивировал тем, что А. признан приговором суда, вступившим в законную силу, виновным в причинении тяжкого вреда здоровью истца по неосторожности.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично. Взыскано с А. в пользу Д. возмещение вреда, утраченный заработок, расходы на представителя, компенсация морального вреда,  а также госпошлина.

Судебная коллегия, рассматривая кассационную жалобу, указала следующее.

Как видно из материалов дела А. причинил огнестрельное ранение Д., которое расценивается как тяжкий вред здоровью.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда (абз. 1). При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред (абз. 2).

Согласно п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Оценив представленные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии совокупности признаков деликта, выразившегося в нарушении личного неимущественного права Д., а именно права истца на здоровье (ст. 150 ГК РФ) и возложении на ответчика А. обязанности по компенсации морального вреда.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции в части возмещения вреда, в связи с недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела (ст. 362 ГПК РФ), а также нарушением норм процессуального права (ст. 364 ГПК РФ).

Так, из содержания норм главы 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда» следует, что для наступления деликтной ответственности в виде возмещения вреда необходимо установить следующие условия: 1) факт причинения вреда и его размер; 2) противоправность поведения причинителя вреда; 3) вину причинителя вреда; 4) причинно-следственную связь между наступившим вредом и действиями ответчика.

При этом суд, обнаружив основания для удовлетворения исковых требований в части возмещения вреда, не выяснил, действительно ли Д. понёс эти расходы, и если понёс, состоят ли они в причинно-следственной связи с неправомерным поведением ответчика.

Нарушение норм процессуального права судом первой инстанции выразилось в несоблюдении положений ч. 1 ст. 195 ГПК РФ, согласно которой решение суда должно быть обоснованным.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. №23 «О судебном решении»).

Как видно из решения суда, оно не содержит исчерпывающих выводов о том, что требование о взыскании денежных средств в счет возмещения вреда подлежит удовлетворению.

 Определение № 33-638/2010

В соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Т. обратилась в суд с иском к ООО «Власта» о компенсации морального вреда, мотивируя тем, что на территории, прилегающей к магазину «Уютный», она поскользнулась и упала, получив травму руки в виде перелома левой лучевой кости слева со смещением шиновидного отростка локтевой кости.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично.

Судебная коллегия, рассматривая кассационную жалобу, указала следующее.

Общие положения о возмещении вреда предусмотрены главой 59 Гражданского кодекса РФ.

В соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Часть 1 ст. 1099 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и ст. 151 настоящего Кодекса.

В силу ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации

Согласно ч. 1 ст.  1101 Гражданского кодекса РФ  компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

 В судебном заседании установлено, что на территории, прилегающей к магазину «Уютный» ООО «Власта» – спуск с тротуарной дорожки, Т., поскользнувшись на льду, упала, вследствие чего, получила перелом  левой лучевой кости руки слева со смещением  шиновидного отростка локтевой кости. 

Обстоятельства падения истицы на территории, прилегающей к магазину «Уютный», расположенному в г.Абакане, подтверждаются показаниями свидетелей.

Из медицинской карты травмированного больного видно, что Т. обратилась в травмпункт АГП г. Абакана, где ей поставлен указанный выше диагноз, при этом вид травмы указан как «уличная – гололед».

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что в результате падения и получения травмы руки, а также проводимого лечения, истица испытывала физические и нравственные страдания.

Изложенное свидетельствует о том, что у истицы имеются правовые основания для компенсации морального вреда на основании ст. 151 Гражданского кодекса РФ.

Суд обоснованно указал в решении, что моральный вред, причиненный истице, подлежит компенсации за счет ответчика - ООО «Власта», поскольку травму истица получила на территории, обязанность по уборке которой возложена на ответчика.

В судебном заседании при обсуждении вопроса, касающегося границ ответственности, суд установил, что между Комитетом муниципальной экономики администрации  города Абакана и ООО «Власта»  заключен договор аренды, в соответствии с которым обществу во временное владение и пользование для использования под магазин передано нежилое помещение в г. Абакане, а ООО « Власта» приняло на себя обязательство  согласовать условия содержания и уборки прилегающей территории с Управлением коммунального хозяйства и транспорта администрации города Абакана.

Опрошенный в качестве специалиста  начальник отдела по земельным  ресурсам и землеустройству Департамента ГАЗ Администрации города Абакана в ходе выездного судебного заседания показал, что место падения истицы относится к территории, обязанность по уборке которой возложена в соответствии Правилами содержания территории города Абакана, утвержденными решением  Абаканского городского Совета депутатов, на ООО «Власта».

Согласно информации Администрации г. Абакана, ООО  «Власта» обязательство по согласованию условий содержания и уборки прилегающей территории до настоящего времени не выполнило. 

С учетом указанных обстоятельств, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что падение истицы произошло вследствие ненадлежащего исполнения ответчиком обязанности по уборке территории, прилегающей  к магазину «Уютный».  

Доказательств, опровергающих указанный вывод,  в кассационной жалобе не приведено, в связи с чем довод о неправомерном возложении обязанности по компенсации морального вреда на ответчика,  судебной коллегией был отклонен как несостоятельный.

 Определение № 33-1102/2009

Согласно пункту 1 статьи 1092 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности или смертью потерпевшего, производится ежемесячными платежами.

При наличии уважительных причин суд с учетом возможностей причинителя вреда может по требованию гражданина, имеющего право на возмещение вреда, присудить ему причитающиеся платежи единовременно, но не более чем за три года.

М. обратилась в суд с иском к К. о возмещении вреда здоровью, причиненного увечьем в результате совершенного преступления, в размере 58 557,30 рублей единовременно за период с октября 2006 года по октябрь 2009 года, 1 832,33 рублей ежемесячно пожизненно с компенсацией. Исковые требования мотивировала тем, что ответчик причинила ей телесные повреждения, приговором суда К. была признана виновной в совершении преступления, согласно заключению СМЭ в результате указанного преступления она потеряла 1/3 трудоспособности.

В судебном заседании истец М. исковые требования уточнила, просила взыскать с К. в возмещение причиненного вреда здоровью 42 882,15 рублей единовременно, 2 776,40 рублей ежемесячно пожизненно с индексацией. Кроме этого, просила взыскать расходы на проведение комиссионной судебно-медицинской экспертизы, расходы, связанные с получением информации от Комитета государственной статистики Республики Хакасия.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично.

В силу части 1 статьи 195 ГК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно части 1 статьи 196 ГК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены, и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

Определяя размер ежемесячных платежей в возмещение утраченного заработка, суд первой инстанции исходил из величины прожиточного минимума на момент причинения вреда, то есть на 14 апреля 1998 года, ссылаясь при этом на пункт 4 статьи 1086 ГК РФ.

Взыскивая с ответчика в пользу истца единовременно 18 696 рублей в возмещение утраченного заработка за один год, суд первой инстанции руководствовался статьей 1092 ГК РФ.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции и отменила решение, направив дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Согласно части 2 статьи 56, статьи 57 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1086 ГК РФ в случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

Если к моменту причинения вреда потерпевший не работал и не имел соответствующей квалификации, профессии, суд вправе определить размер среднего месячного заработка, применив величину прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленную на день определения возмещения вреда (пункт 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

Согласно пункту 1 статьи 1092 ГК РФ возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности или смертью потерпевшего, производится ежемесячными платежами.

При наличии уважительных причин суд с учетом возможностей причинителя вреда может по требованию гражданина, имеющего право на возмещение вреда, присудить ему причитающиеся платежи единовременно, но не более чем за три года.

Присуждая истцу на будущее время сумму 18 696 рублей единовременно за один год, исчисленную исходя из определенного размера ежемесячных платежей, суд фактически рассмотрел требование, которое истцом не было заявлено, поскольку истец просил взыскать возмещение причиненного вреда в размере 42 882,15 рублей единовременно за период с октября 2006 года по октябрь 2009 года, то есть за три года, предшествующие предъявлению иска, а не на будущее время. На будущее время истец просил присудить ему ежемесячные платежи.

Суд не дал оценку представленному истцом расчету, в нарушение процессуального закона не определил указанные обстоятельства в качестве юридически значимых, не поставил их на разрешение сторон.

 Определение № 33-567/2010

 Суд ошибочно исходил из того, что отсутствуют доказательства причинно-следственной связи между смертью и дефектами оказания медицинской помощи врачом санатория.

М. обратилась в суд с иском к Федеральному государственному учреждению Детский санаторий  «Озеро Шира» и Г. о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда, требования мотивируя  тем, что несовершеннолетняя Л., опекуном которой она являлась, была отправлена в Детский санаторий «Озеро Шира». В результате действий врача санатория Г., выразившихся в неоказании экстренной медицинской помощи, несвоевременном выставлении диагноза и нарушении правил транспортировки, ребенок скончался в МУЗ Ширинская районная больница с диагнозом «острая полисегментарная пневмония». Просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, расходы на лечение и транспортные расходы, судебные расходы на оплату услуг представителя.

Решением суда в удовлетворении исковых требований было отказано.

Пунктом 1 ст.41 Конституции РФ установлено, что каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

В соответствии со ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, охрана здоровья граждан включает в себя совокупность мер медицинского характера, направленных на сохранение и укрепление физического и здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья. Гражданам Российской Федерации гарантируется право на охрану здоровья в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и международными нормами и международными договорами Российской Федерации, Конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации.

При этом основными принципами охраны здоровья граждан являются доступность медико-социальной помощи;  ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья (ст. 2 Основ).

Согласно ст. 20 Основ, при заболевании, утрате трудоспособности и в иных случаях граждане имеют право на медико-социальную помощь, которая включает профилактическую, лечебно-диагностическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопротезную помощь, а также меры социального характера по уходу за больными, нетрудоспособными и инвалидами, включая выплату пособия по временной нетрудоспособности. Медико-социальная помощь оказывается медицинскими, социальными работниками и иными специалистами в учреждениях государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения, а также в учреждениях системы социальной защиты населения. Граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь в государственной и муниципальной системах здравоохранения в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

В разделе II Методических рекомендаций «Возмещение вреда (ущерба) застрахованным в случае оказания некачественной медицинской помощи в рамках программы обязательного медицинского страхования», утвержденных письмом ФФОМС от 05 мая 1998 г. № 1993/36.1-и установлено, что качество медицинской помощи определяется совокупностью признаков медицинских технологий, правильностью их выполнения и результатами их проведения. Некачественное оказание медицинской помощи - оказание медицинской помощи с нарушениями медицинских технологий и правильности их проведения.

Как видно из материалов дела и было установлено судом, М. являлась опекуном Л.

Подопечная Л. находилась в Детском санаторий «Озеро Шира» по путевке, в период нахождения в санатории заболела, в связи с чем из санатория была доставлена в МУЗ Ширинская ЦРБ с диагнозом: острая полисегментарная пневмония, где скончалась.

По данному факту за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих должностных обязанностей Следственным отделом Следственного управления Следственного комитета (СО СУ СК) при прокуратуре РФ по РХ было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ.

Постановлением следователя межрайонного СО СУ СК при прокуратуре РФ по РХ уголовное дело в отношении подозреваемой Г.  прекращено в связи с отсутствием в ее деянии признаков преступления, предусмотренного ч.2 ст. 109 УК РФ.

Заявляя требования о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда, истица ссылалась на то, что вина санатория заключается в неоказании экстренной медицинской помощи, несвоевременном выставлении диагноза и нарушении правил транспортировки больной, допущенных врачом санатория Г., что подтверждается заключением экспертиз, тогда как санаторий обязан нести ответственность за причинение вреда его работником.

Суд первой инстанции, рассмотрев требования истицы, нашел их не подлежащими удовлетворению, полагая, что отсутствуют доказательства причинно-следственной связи между смертью Л. и дефектами оказания медицинской помощи врачом санатория Г.

Судебная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, отменив решение, указала следующее. 

Разрешая спор, суд первой инстанции не дал должной оценки, имеющимся в материалах дела заключениям судебно-медицинских экспертиз, проведенных по материалам уголовного дела.

Между тем, заключением было установлено, что причиной смерти несовершеннолетней Л. явилась двухсторонняя субтотальная пневмония с сочетанием очагов серозно-десквамативного, гнойного, фабринозно-гнойного, гнойно-некротического воспаления, осложнившаяся инфекционно-токсическим шоком, повлекшим развитие  острой сердечно-легочной и почечной недостаточности. При нахождении Л. в ФГУ ДС «Озеро Шира», при осмотре дежурного врача у пациентки имелись клинические проявления заболевания, диагноз ей установлен правильно, но несвоевременно в виду недооценки тяжести состояния больной и имевшихся клинических проявлений. При этом экспертами установлены дефекты в действиях врачей ФГУ ДС «Озеро Шира». Так, дежурным врачом Г., пациентке назначены ингаляции минеральной водой (в данном случае совершенно нецелесообразных) и ингаляции сальбутомола до 08 часов, иных лечебных мероприятий не принималось. Кроме того, антибактериальная терапия была назначена неправильно, пациентке назначено 2 антибиотика с В-лактамазной активностью, то есть полностью спектр возможных возбудителей не перекрыт, режим введения цефтрифина выбран неверно. При этом указано, что суммарное действие 2 антибиотиков одной группы может вызывать токсическое действие. Кроме того, в экспертном заключении указано, что смерть Л. следует считать условно предотвратимой.

Анализируя заключения экспертизы, судебная коллегия пришла к выводу о том, что врачами ФГУ ДС «Озеро Шира» оказание медицинской помощи несовершеннолетней Л. проведено с нарушениями медицинских технологий и правильности их проведения. Прогрессирование заболевания в последующем привело к смерти Л.

Таким образом, в ходе судебного разбирательства нашли подтверждение доводы истца о некачественном оказании медицинской помощи врачами ФГУ ДС «Озеро Шира».

В силу ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно ст. 150 Гражданского кодекса РФ, жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

В пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснено, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина его причинителя.

При этом в соответствии со ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Согласно п.1 ст. 1068 Гражданского кодекса РФ, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

С учетом названного требования закона, компенсация морального вреда подлежит взысканию с ФГУ Детский санаторий «Озеро Шира» в пользу истицы, являющейся опекуном несовершеннолетней Л.

Согласно ст. 145 Семейного кодекса РФ, опека и попечительство устанавливается над детьми оставшимися без попечения родителей, в целях их содержания, воспитания, образования, а также для защиты их прав и интересов.

Таким образом, обязанности опекуна сходны по содержанию с обязанностями родителей в отношении их детей.

Кроме того, из материалов дела, в частности, из протокола судебного заседания видно, что  М. является родной тетей Л., растила ее с 3 месяцев, смерть подопечной восприняла, как смерть собственного ребенка.       

При таких обстоятельствах, факт причинения морального вреда истице смертью Л., судебная коллегия сочла установленным.

Определение № 33-1390/2009

 В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

П. обратился в суд с иском к Б. о возмещении вреда здоровью, утраченного заработка, компенсации морального вреда, мотивируя исковые требования тем, что Б., управляя автомобилем, совершил на него наезд, в результате чего ему причинены телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью.

В последствии истец и его представитель А. требования уточнили, просили взыскать с Б. помимо компенсации морального вреда утраченный заработок в связи со 100 % утратой профессиональной трудоспособности, ежемесячные выплаты на период инвалидности, судебные расходы по оплате услуг представителя, на проведение экспертизы, стоимости справки о размере заработной платы.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично.

Судебная коллегия, рассматривая кассационную жалобу, указала следующее. 

В соответствии с п.1 ст.1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 ст.1083 ГК РФ.

В силу ч. 2 п. 2 ст. 1083 ГК РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Как видно из материалов дела и установлено судом, водитель Б., управляя автомобилем,  двигался со скоростью 50 км\ч, и, не располагая технической возможностью предотвратить происшествие путем экстренного торможения, допустил наезд на пешехода П., находившегося в состоянии алкогольного опьянения и перебегавшего проезжую часть в нарушение правил дорожного движения в неустановленном месте, что подтверждено отказным материалом по факту дорожно-транспортного происшествия. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы П. были причинены телесные повреждения, которые по тяжести квалифицированы как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения. Утрата профессиональной трудоспособности составила 100%, общей - 35%. ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы» установило П. вторую группу инвалидности 3 степени ограничения к трудовой деятельности на срок до 01 декабря 2009 г.

Оценив обстоятельства по делу в их совокупности, суд пришел к правильному выводу о наличии в действиях пешехода П. грубой неосторожности, приведшей к причинению ему тяжкого вреда здоровью.

Согласно п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

В силу п. 4 ст. 1086 ГК РФ в случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

Судом установлено, что гражданская ответственность водителя Б. застрахована в ЗАО СО «Надежда», а потому применительно к положениям Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», с учетом п.49 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ и положений главы 59 Гражданского кодекса РФ, суд пришел к обоснованному выводу о возложении обязанности по возмещению утраченного П. заработка и дополнительно понесенных расходов, вызванных повреждением здоровья, на страховщика. При этом суд обоснованно учёл то обстоятельство, что в дополнительных расходах тот нуждался и не имел права на их бесплатное получение.

Определяя размер подлежащего возмещению утраченного заработка, суд обоснованно исходил из степени утраты П. общей трудоспособности в 35%, поскольку на момент причинения вреда и до этого времени на протяжении двух лет он не работал, уволен за прогулы без уважительных причин. А поскольку достоверными доказательствами размер заработка истец не подтвердил, суд обоснованно исходил в своих расчетах из величины прожиточного минимума и произвёл индексацию сумм с учетом повышения стоимости жизни.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции в части размера компенсации морального вреда, указав следующее. 

Взыскивая компенсацию морального вреда, суд правильно руководствовался ст.1100 ГК РФ, в силу которой компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Однако в нарушение требований ст.1101 ГК РФ, суд  не дал надлежащей оценки характеру причиненных истцу физических и нравственных страданий, а лишь формально указал в решении, что с учетом требований разумности и справедливости опасного для жизни характера травмы, степени физических и нравственных страданий истца, принимая во внимание последствия полученных травм, грубую неосторожность в действиях самого П., перебегавшего дорогу в неустановленном месте и будучи в нетрезвом состоянии, чем способствовал причинению вреда, имущественное положение ответчика, который работает в должности слесаря, определил размер компенсации морального вреда в размере 30 000 рублей, тогда как из разъяснений, данных в п.8 Постановления Пленума верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда»,  следует, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Таким образом, учитывая конкретные обстоятельства дела, а также степень тяжести вреда, причиненного здоровью истца, требования разумности и справедливости, судебная коллегия посчитала необходимым увеличить размер компенсации морального вреда до 100 000 рублей.

 Определение № 33-1254/2009

Разрешая иск Ш. к ООО и Фонду социального страхования о возмещении вреда здоровью, полученного на производстве, Городской суд (решение от 27.02.2007 г.) удовлетворил исковые требования о взыскании с Фонда денежных средств по возмещению дорогостоящего лечения, произведённого истцом за свой счёт, исходя из следующего.

В судебном заседании установлено, что истцу при нахождении его в областной клинической больнице была проведена платная операция "каваграфия" по имплантации "кава-фильтра", приобретённого истцом за свой счёт, на основании договора об оказании платных медицинских услуг от 04.08.2005 г. Кроме того, истцом оплачена процедура томографии головного мозга, приобретались за свой счёт лекарственные препараты согласно списку, имеющемуся в материалах дела.

Представитель регионального отделения Фонда социального страхования РФ исковые требования о взыскании в пользу истца расходов на указанные дополнительные расходы не признал, пояснив в суде, что в соответствии с п. 2 Порядка оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию лиц, пострадавших в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утверждённого постановлением Правительства РФ от 28.04.2001 г. N 332, дополнительные расходы на указанные цели взыскиваются, если они требуются сверх программы государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи, включающей в себя базовую программу обязательного медицинского страхования. Медицинские организации, в которых проходило лечение, включены в перечень медицинских учреждений, работающих в системе обязательного медицинского страхования. Поэтому в период прохождения лечения в указанных учреждениях истец имел право на безвозмездное получение лекарственных средств в соответствии с названной Программой на 2005 г., утверждённой постановлением Правительства РФ от 26.11.2004 г. N 690, и в соответствии с такой же Программой, утверждённой постановлением Правительства Саратовской области от 21.01.2005 г. N 23-П.

Кроме того, в соответствии с п. 7 вышеназванного Порядка оплата дополнительных расходов осуществляется страховщиком, - пояснял представитель Фонда, - по счетам на основании договора с расположенными на территории Российской Федерации медицинскими учреждениями. С предложениями о заключении таких договоров никто в Фонд не обращался.

С данными доводами ответчика суд не согласился, мотивируя несогласие следующим. Из письма Территориального Фонда обязательного медицинского страхования проведение высокотехнологичной операции "каваграфия" не оплачивается за счёт средств названного Фонда. Решение вопроса об отнесении данного вида операции к высокотехнологичным видам медицинской помощи находится в компетенции министерства здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области и возможно только после экспертизы первичных медицинских документов.

Согласно Порядку организации предоставления дорогостоящей (высокотехнологичной) медицинской помощи (Приложение N 6 к приказу Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Российской Академии медицинских наук от 06.04.2005 г. N 259/19) решение об отборе и направлении больных для получения дорогостоящей (высокотехнологичной) медицинской помощи в федеральных специализированных медицинских учреждениях принимает специальная комиссия органа управления здравоохранения субъекта РФ по представлению главных специалистов-экспертов органа управления здравоохранения субъекта РФ. При наличии квот данное решение вместе с медицинскими документами направляется в федеральное специализированное медицинское учреждение, комиссия которого также должна вынести решение о необходимости оказания больному дорогостоящей медицинской помощи при наличии очередности на госпитализацию, а также занести сведения о больном в Реестр больных, ожидающих госпитализацию.

Решения об отнесении данного вида операции к высокотехнологичной медицинской помощи, оказываемой за счёт средств федерального бюджета в федеральных специализированных медицинских учреждениях, подведомственных Федеральному агентству по здравоохранению и социальному развитию, Федеральному медико-биологическому агентству и Российской Академии медицинских наук, министерством здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области не принималось.

Следовательно, истец не мог получить медицинскую помощь - операцию по имплантации "кава-фильтра" бесплатно в рамках оказания дорогостоящей (высокотехнологичной) медицинской помощи.

Согласно ответу министерства здравоохранения и социальной поддержки Саратовской области выполнение указанных операций, томографии мозга не включено в Перечень обязательных видов бесплатных медицинских услуг, входящих в Программу государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи гражданам РФ, проживающим на территории Саратовской области. Денежные средства для приобретения "кава-фильтров" в 2005 г. из Фонда социального страхования и Фонда обязательного медицинского страхования не перечислялись.

Кроме того, представитель ТФОМС сообщил суду, что на этапе амбулаторно-поликлинического лечения лекарственные препараты, приобретённые истцом (согласно представленным доказательствам), приобретаются за счёт личных средств пациента. Иного ответчиком не доказано в ходе рассмотрения дела.

Суд не усмотрел вины Ш. в том, что не было заключено в соответствии с п. 7 Порядка оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию договора между Фондом и медицинским учреждением, оказавшим истцу соответствующие медицинские услуги. Поэтому обязанность по полному возмещению ущерба, причинённого истцу, вызванного оплатой им медицинских услуг, лежит на Фонде социального страхования, основной задачей которого и является такое возмещение.

Заключением судебно-медицинской экспертизы подтверждено, что Ш. нуждался в получении соответствующих медицинских препаратов и в проведённой в 2005 г. операции. Доказательства, представленные истцом, подтвердили, что соответствующее лечение ему было произведено.

При таких обстоятельствах суд, учитывая, что Ш. не мог получить вышеназванную медицинскую помощь бесплатно в рамках программы государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи, включающей в себя базовую программу обязательного медицинского страхования, удовлетворил заявленные исковые требования о взыскании сумм по дополнительным расходам, произведённым истцом.

Фоминова В.М. обратилась в суд с иском к ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 192 Управления здравоохранения ЮАО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, расходов по оплате услуг представителя. В обоснование требований истица указывала на незаконность увольнения, поскольку она не нуждалась по состоянию здоровья в переводе на другую работу.

В судебном заседании истица исковые требования поддержала. Представитель ответчика в суде иск не признал. Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 30.12.2009 г. постановлено: Исковые требования Фоминовой В.М. удовлетворить частично. Признать незаконным увольнение Фоминовой В.М. с должности заместителя главного врача по клинико-экспертной работе ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 192 Управления Здравоохранения ЮАО на основании приказа от 05.12.2008 г. N 275 по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ. Изменить основание увольнения Фоминовой В.М. с должности заместителя главного врача по клинико-экспертной работе ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 192 Управления Здравоохранения ЮАО на п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ (в связи с истечением срока трудового договора), изменить дату увольнения на 30.12.2009 г. Взыскать с ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 192 Управления Здравоохранения ЮАО в пользу Фоминовой В.М. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 400 388 руб. 27 коп. Взыскать с ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 192 Управления Здравоохранения ЮАО в пользу Фоминовой В.М. компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб. Взыскать с ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 192 Управления Здравоохранения ЮАО в пользу

Фоминовой В.М. в счет компенсации расходов по оплате услуг представителя 20 000 руб. В удовлетворении остальной части иска отказать.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 25.05.2010 г. решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 30.12.2009 г. оставлено без изменения. В надзорной жалобе заявитель просит отменить вынесенные судебные постановления в части удовлетворения исковых требований Фоминовой В.М.

В соответствии с ч. 2 ст. 381 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора.

2) о передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

В силу ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как усматривается из судебных постановлений, они сомнений в законности не вызывают, а доводы жалобы, в соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могут повлечь их отмену или изменение в порядке надзора. Судом установлено, что 08.08.2005 г. между ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 192 Управления Здравоохранения ЮАО и Фоминовой В.М. был заключен срочный трудовой договор на 5 лет, в соответствии с которым истица была принята на работу к ответчику на должность заместителя главного врача по клинико-экспертной работе.

11.06.2007 г. на основании приказа N 143 истица была уволена с занимаемой должности по собственному желанию с 12.06.2007 г.

14.06.2007 г. с истицей был заключен срочный трудовой договор N 54/2007 на 1 год, в соответствии с которым она была принята на работу к ответчику на должность заместителя главного врача по клинико-экспертной работе.

14.06.2008 г. с истицей был заключен срочный трудовой договор N 54/2007 на 1 год, согласно которому она была принята на работу к ответчику на должность главного врача по клинико-экспертной работе. Приказом от 06.11.2008 г. N 250 истица была уволена с занимаемой должности по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ в связи с отказом от перевода на другую работу вследствие состояния здоровья в соответствии с медицинским заключением. Приказом от 05.12.2008 г. N 383 указанный приказ был отменен. 05.12.2008 г. ответчиком был издан приказ N 275 об увольнении Фоминовой В.А. с занимаемой должности по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ в связи с отказом от перевода на другую работу вследствие состояния здоровья в соответствии с медицинским заключением. Исследовав обстоятельства дела, дав оценку представленным по делу доказательствам, руководствуясь ст.ст. 59, 77, 394 Трудового кодекса РФ, ст. 11 Федерального закона от 23.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", суд пришел к обоснованному выводу о том, что исковые требования Фоминовой В.М. подлежат частичному удовлетворению.

Суд пришел к правильному выводу о том, что у работодателя не имелось оснований для прекращения с Фоминовой В.А. трудовых отношений по п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ. Суд правомерно исходил из того, что ответчиком в установленном порядке не решался вопрос о необходимости перевода истицы на другую работу в связи с установлением ей 2 группы инвалидности.

Вывод суда о том, что к компетенции работодателя не относится установление необходимости изменения трудовой функции в связи с заболеванием, является обоснованным.

В силу ч. 1.1 ст. 390 Гражданского процессуального кодекса РФ при рассмотрении дела в надзорном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права

судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора. В интересах законности суд надзорной инстанции вправе выйти за пределы доводов надзорной жалобы или

представления прокурора. При этом суд надзорной инстанции не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются. Доводы надзорной жалобы о том, что индивидуальная программа реабилитации инвалида обязательна для работодателя вне зависимости от того, отказался ли работник-инвалид от реабилитационных программ, являются несостоятельными, поскольку направлены на ошибочное толкование закона.

Ссылка в надзорной жалобе на то, что суд необоснованно изменил дату увольнения и взыскал в пользу истицы заработок за время вынужденного прогула, не может повлечь отмену вынесенных судебных постановлений, т.к. при разрешении данных исковых требований суд обоснованно применил нормы ст. 394 Трудового кодекса РФ.

В силу статей 67, 347 ГПК РФ оценка доказательств и установление обстоятельств по делу относится к компетенции судов первой и кассационной инстанций. Суд надзорной инстанции не наделен правом переоценки представленных сторонами доказательств. Постановленные по делу судами решение и определение вынесены с соблюдением норм процессуального права,

а также норм материального права, которые подлежат применению к установленным правоотношениям, сомнений в их законности не имеется, а потому основания для передачи дела для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отсутствуют. На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 381, ст. 383 Гражданского процессуального кодекса РФ, определил: в передаче надзорной жалобы представителя ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 192 Управления здравоохранения ЮАО по доверенности Щ.О.В. на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от

30.12.2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 25.05.2010 г. по гражданскому делу по иску Фоминовой В.М. к ГУЗ г. Москвы Городская поликлиника N 192.

Управления здравоохранения ЮАО г. Москвы о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказать.

 
Новости Центра
Благодаря профессиональным действиям медицинских адвокатов, в порядке досудебного урегулирования спора, медицинская клиника выплатила пациентке 5,5 млн. руб. в качестве компенсации морального вреда, вследствие неудачной косметологической процедуры (ссылка на документ).
 

Социальные сети

Контактная информация

125196, г. Москва, ул. Бутырский Вал, д. 20, офис 11

+ 7 (495) 226 86 87

pacientPRAV@gmail.com